Библиотека юридических редкостей

«Главным украшением скромного помещения адвоката служат книги». Жюль Фавр

 

Извлечения из права

Адвокатура

Александр Владимирович Лохвицкий

Владимир Ильич Ульянов

Теория

Справедливость

Право

Процесс

Доказывание

Рудольф фон Иеринг

Юридическая техника

Марк Фабий Квинтилиан

Юридическая клиника

Мысли и суждения

Энциклопедия и библиография

Практическая юриспруденция

На главную

Мысли и суждения

 

об адвокатуре

«Действовать словом, сражаться рассуждением, побеждать разумом». Аврелий Августин

«Истинное величие нашего братства заключается в неутомимой преданности изысканиям всего, что справедливо, защите того, что законно». Жюль Фавр

«Правоведом можно признать того, кто сведущ в законах и обычном праве, и который умеет подавать советы [respondere], вести дела в суде [agere] и составлять юридические акты [cavere]». Марк Туллий Цицерон

«Провозглашать право и учить ему, решать сомнения и поддерживать государство - таково назначение доктора юриспруденции». Ульрих Цазий

«Только поверхностному взгляду тех, кто со стороны оценивает адвокатскую деятельность, может казаться, что центр тяжести деятельности адвокатуры в уголовных защитах. Главная толща адвокатуры кровно связана – не только у нас, но и во всем мире, - с отправлением гражданского правосудия страны. Только более напряженный драматизм борьбы приковывает больше внимания именно к уголовному процессу». Максим Моисеевич Винавер

«Помогать – значит указывать реальные опасности, коих надо суметь избегнуть». Владимир Ильич Ленин

«Разве не нужна человеку, коему поручается дело для защищения, такая верность, которая не могла бы соблазниться подкупом, увлечься лицеприятием, или поколебаться страхом?». Марк Фабий Квинтилиан

«Если для адвоката, как и для суда, норма закона есть необходимая рамка, в которой может и должна проявляться его профессиональная деятельность, то в выборе категорий дел, имеющих широкий общественный интерес, в выборе средств и приема судебной защиты, в постановке этой защиты – адвокат является и должен являться человеком с известными общественными воззрениями, человеком, которому дороги те или иные идеалы общественности». М.И.

«Для правого суда необходимо образование целого сословия судей, среди коих хранилось бы и непременное чувство судейского долга, и твердость судейской доктрины, дающей устойчивость решениям, а такое сословие не может образоваться без содействия адвокатов». Константин Петрович Победоносцев

«Никогда не поступайтесь принципом или интересами вашего доверителя хотя на полушку, ради того чтобы заслужит благоволение председателя, и, главное, помните, что, раз дошло до суда, лучший путь к миру, это бой». Рихард Гаррис

«Вся помощь, которую вы можете оказать просителям, должна состоять в «юридической» им помощи, т.е. научить их (и помочь им) воевать за свое право по всем правилам законной в РСФСР войны за права». Владимир Ильич Ленин

«Мы хотим образовать не простого законоведца, не наемного ходатая, и, чтоб не сказать оскорбительного, не такого, иногда впрочем и не бесполезного в тяжбах посредника, который попросту стряпчим называется: но предполагаем мужа, превосходным умом одаренного от самой природы, украшенного изящными и разнообразными познаниями, мужа, для блага людей наконец ниспосланного, коему подобного не зрела прежде самая отдаленная древность, мужа отменного достоинства, во всем совершенного, благородно мыслящего и наилучшим образом говорящего». Марк Фабий Квинтилиан

«Создадим сословие юристов, сословие судей и адвокатов, и все пойдет своим стройным ходом. Явится истинное правосудие, юстиция - этот внутренний оплот нашей безопасности и нашего благосостояния, - важный никак не менее внешнего оплота - войска, флота и т.п.». Петр Григорьевич Редкин

«Кто приобретал когда-либо славу хорошего адвоката, будучи новичком или полным невеждою в принципах, в основных началах права?». Арнольд Винний

«Частности бесконечны. Только тот может быть назван истинным юристом, кто усвоил себе знание всеобщих начал и теорем в науке». Франсуа Дуарен

«Несмотря на то, что защитник сплошь и рядом создает помехи во всем, или, возможно, именно из-за этого, адвокат – чудесная профессия. Святой Фома Аквинский говорил о ней, что она – «одна из немногих профессий, позволяющих делать добро другому». Жан Мишель Ламбер

«История адвокатуры показывает нам, что она там только стояла и стоит высоко и честно в общественном мнении, где члены адвокатуры поднимались выше формальной, казенной морали и проявляли горячее стремление к достижению этических идеалов своей профессии. В классической древности первое требование, предъявляемое к адвокату, заключалось в том, чтобы он был vir bonus (т.е. человеком честным), а затем уже следовало другое требование: «dicendi peritus» [опытный в красноречии, искусный оратор]. Великий Папиниан мог с справедливою гордостью дать такую характеристику современной ему адвокатуры: «quae facta laedunt pietatem existimationem verecundiam nostram et, ut generaliter dixerim, contra bonos mores fiunt, nec facere nos posse credendum est» [поскольку любые действия, вредящие нашему благочестию, гражданскому достоинству и стыдливости и, говоря более общо, противоречащие представлениям о добрых нравах, считаются такими, которые мы выполнить не в состоянии - Д.28.7.15]». Григорий Аветович Джаншиев

«Тот, кто приобрел искусство понимать и применять законы, называется Правоведцем или Законоискусником (Jurisprudens, Jurisperitus, Jurisconsultus). Напротив того тот, кто знает только одни слова и хронологический порядок законов, не разумея их смысла и не умея надлежащим образом применять их к встречающимся случаям, именуется Законником (legulejus); и наконец тот, кто не имея никакого понятия о законе, или хотя и имея, но ложно и криво его толкует, из одних видов корыстолюбия, получает название Ябедника (rabula)». Владимир Федорович Вельяминов-Зернов

«Общественное значение института присяжных поверенных заключается именно в том, что они вводят в защиту прав идею справедливости и гуманности, а не ограничиваются формальною законностью». Виктор Александрович Гольцев

«Адвокаты, посвящяющие себя защите публичных и частных интересов, также полезны, как и лица, защищающие отечество ценою своей жизни». Император Лев

«Обязанность адвоката, дающего словесные объяснения, заключается не в чем ином, как в правильном, сдержанном и вполне разумном разъяснении спорных вопросов и в корректном намерении заставить судей убедиться в том, что его положения безусловно правильны, как возводимые на твердом основании разума закона, выводов науки и установившейся судебной практики». Василий Лаврентьевич Исаченко

«Природа учит каждого человека, что он должен прибегать к познаниям других, когда у него их недостаточно для того, чтобы действовать самостоятельно, и принимать помощь от других, когда он не чувствует себя достаточно сильным, чтобы защищаться самому». Гийом де Ламуаньон

«Общественная функция адвоката обнимает собою три момента: первый - когда сторона обращается к нему за советом, второй - когда мысль его обрабатывает средства, указанные стороной и формирует ее возможную защиту, и третий - когда он предлагает и то и другое трибуналу правосудия». Петр Наркизович Обнинский

«Да вот хотя бы правосудие - какое это прекрасное дело среди людей! Оно смягчило все человеческие отношения. Но раз оно так прекрасно, как не быть прекрасной также и защите?». Платон

«Государство не может существовать без правосудия, а правосудие не может осуществляться без помощи и советов своих юристов, а адвокаты – главные из них». Этьен Паскье

«И если во всех наших замыслах и поступках мы должны руководствоваться соображениями их житейской полезности, то существует ли что-нибудь столь же бесспорно полезное, как занятие этим искусством, вооружившись которым ты всегда несешь защиту друзьям, помощь посторонним, спасение тем, кто на краю гибели, тогда как в завистников и недругов вселяешь боязнь и страх, сам вне опасности, как бы огражденный пожизненной властью и таким же могуществом? Сила и полезность этого искусства познаются в том, что оно — прибежище и оплот для других; если же зашевелится подстерегающая тебя самого опасность, то, право, панцирь и меч — опора в бою нисколько не лучшая, чем красноречие для пребывающих под судом и находящихся на краю гибели, — ведь оно и оборонительное, и наступательное оружие, которым можно как отражать удары, так и разить, будь то в суде, или в сенате, или у принцепса». Публий Корнелий Тацит

«Всякий гражданский процесс, в существе своем, представляет для участвующих в нем присяжных поверенных известную арену борьбы, в которой представители столкнувшихся интересов, силою своей эрудиции и талантов, в соединении с честностью проводимых ими взглядов, оспаривают друг у друга торжество своих положений; недаром сам закон употребляет термин «состязание сторон», обозначая им тот доблестный турнир, который, в интересах права и правды, ежедневно происходит перед глазами Суда. Как и в настоящем турнир, взаимное уважение противников друг к другу и безусловная честность приемов самой борьбы составляют необходимые условия, какие должны строго выполняться присяжными поверенными. Всякое уклонение от этих правил, роняя достоинство адвоката в глазах общества и Суда, само по себе взывает к соответствующей каре». Отчет Московского Совета присяжных поверенных за 1897-1898 год

«Живое слово судебного оратора, произносимое под живым впечатлением раскрывающихся на суде фактов, в разгар страстной подчас борьбы, естественно не может укладываться в рамки риторических периодов и хрий с точною соразмерностью всех расставляемых в них выражений, строго обдуманных и выношенных в тиши рабочего кабинета; с другой стороны, и самый стиль судебных речей, стоя в зависимости от индивидуальных свойств оратора, от характера его аудитории, а еще более от конкретных особенностей дела, никакой регламентации не подчиняется. Чем ярче раскрывшийся факт, чем больше поражает он или приковывает к себе общее внимание, тем с большею силой отражается он в слове оратора, тем импульсивнее находит свою форму его мысль. Предписывать здесь какие-либо правила столько же нежелательно, сколько и невозможно. Одна только полная свобода. окрыляя творческую мысль оратора, поднимает его могучее слово на высоту того истинного вдохновения, при котором только и может он властно управлять настроением слушателей, «глаголом жечь сердца людей», по выражению поэта». Отчет Московского Совета присяжных поверенных за 1898-1899 год

«Печатание судебных речей никогда не пользовалось симпатией Совета и он, усматривая в таком печатании вид рекламы, относится всегда неодобрительно». Отчет Московского Совета присяжных поверенных за 1899-1900 год

«Нельзя допустить, чтобы присяжный поверенный, принося по начальству жалобу на определенных лиц, утверждал такие факты, доказать которые он не может и которые не вытекают из фактов бесспорных даже в виде предположения». Отчет Санкт-Петербургского Совета присяжных поверенных за 1899-1900 год

«Присяжный поверенный обязан подчиняться правилам, установляемым сословием для профессиональной деятельности его членов, и не должен ссылаться на противоречащие этим правилам местные обычаи». Отчет Санкт-Петербургского Совета присяжных поверенных за 1904-1905 год

«Каждому присяжному поверенному должна быть поставлена в обязанность такая степень самообладания и сдержанности, которая давала бы ему возможность исполнять свои обязанности, не теряя чувства меры и приличия при малейшей неприятности или неудаче». Отчет Харьковского Cовета присяжных поверенных за 1887-1888 год 

«Употребление грубых, дерзких и резких выражений, и вообще невоздержанность в публичном слове, ни при каких условиях несовместимы с достоинством звания». Отчет Харьковского Cовета присяжных поверенных за 1891-1892 год 

«На обязанности каждого присяжного поверенного лежит, в видах поддержания наибольшего доверия к носимому званию, принимать лишь такое количество дел, которое соответствовало бы его силам и времени, какое он в состоянии, без ущерба для интересов доверителя, посвящать ведению дел». Отчет Харьковского Cовета присяжных поверенных за 1891-1892 год 

«Принятие на себя обязанности покончить расчеты, не допуская до несостоятельности, должно быть признано действием неосмотрительным со стороны присяжного поверенного, который должен понимать, что нельзя принимать на себя обязательств, выполнение которых поставлено в полную зависимость от воли лиц посторонних». Отчет Харьковского Cовета присяжных поверенных за 1896-1897 год 

«Поверенные должны охранять интересы своих доверителей лишь законными и непредосудительными с точки зрения нравственности средствами и с их стороны было бы непозволительным малодушием уклонение от совершения каких-либо необходимых правомерных и нравственных действий лишь из опасения вызвать этим неудовольствие доверителей; ни просьбы, ни упреки, ни угрозы доверителей не могут оправдывать нарушения поверенным обязанностей принятого им на себя звания». Отчет Харьковского Cовета присяжных поверенных за 1898-1899 год 

«Присяжные поверенные и по своему образованию, и по силе присяги, даваемой или при вступлении в сословие присяжных поверенных, обязаны быть осторожными, сдержанными и осмотрительными в случаях предъявления или каких-либо обвинений в проступках, противоречащих закону, чести и нравственности. Защищая на суде, поверенный должен вести себя с чувством собственного достоинства и ни к коем случае не позволять себе оскорбительных выражений в отношении противника и других лиц, всегда помня, что самообладание и уважение личности должны служить основными правилами адвокатской деятельности». Отчет Харьковского Cовета присяжных поверенных за 1902-1903 год 

«Перед принятием на себя ведения какого-либо дела присяжный поверенный обязан предварительно привести в ясность степень основательности, правоты и добросовестности этого дела, потому что неразборчивое и легкомысленное отношение поверенного при приеме им на себя ведения дел, в особенности таких, в нравственной чистоте которых имеются основательные поводы сомневаться, способно более всего повредить доброму имени поверенного и дать справедливый повод к нареканиям и недоверию, которые весьма неблагоприятно отражаются не только на репутации отдельных лиц, но и всего сословия». Отчет Харьковского Cовета присяжных поверенных за 1902-193 год 

«Если в обыкновенных делах требуется осторожность и разборчивость, чтобы отдать себя служению интересам только правым, то тем более внимания требуется от того поверенного, которому приходится выступать против товарища. Затем и после принятия такого дела требуется величайшая осмотрительность в способах его ведения. Если товарищ лишь заблуждается относительно объема своих прав и в деле нет ничего неблаговидного, судебный спор не должен выходить из пределов академической корректности. Если же самое поведение товарища, особенно поведение профессиональное, заслуживает порицания, то надо по возможности стремиться к тому, чтобы суждение об этом поведении было высказано своим профессиональным судом, для того, между прочим, и созданным, чтобы хранить честь сословия и в случае необходимости избавлять товарищескую среду от недостойных ее членов. Тот же, кто минуя этот способ расследования, станет шельмовать товарища в публичном судебном заседании, тот совершает проступок против достоинства присяжной адвокатуры вообще, независимо от того, основательны или нет предъявляемые им к товарищу обвинения». Отчет Харьковского Cовета присяжных поверенных за 1902-1903 год 

«Присяжные поверенные, по закону и согласно принятой или при вступлении в сословие присяги, охраняя интересы и защищая права своих доверителей, должны применять для достижения этой цели только дозволенные законом и не предосудительные с точки зрения нравственности средства; поступки присяжного поверенного, сами по себе незаконные, безнравственные или неприличные, не могут быть оправданы тем, что они совершены согласно воле и желанию доверителя, или в его интересах, и, если требования доверителя противоречат закону или нравственности, или вообще не соответствуют достоинству присяжного поверенного, то поверенный не только не обязан не исполнять их, и, напротив того, должен предостеречь и самого доверителя, разъяснив ему недопустимость или неприличие таких требований. Присяжный поверенный, охраняя вверенные ему интересы доверителя, обязан не только в точности исполнять законы и установленные формы и обряды судопроизводства, но честно и добросовестно исполнять и другие обязанности своего звания, не допуская в своих поступках и речах никаких отступлений от правды и от общепринятых правил приличия и нравственности». Отчет Харьковского Cовета присяжных поверенных за 1903-1904 год 

«Труд поверенного опирается на его индивидуальные свойства, на его знания, талант и творчество; он может внести в дело только то, что вытекает из его собственной индивидуальности, и никакие указки со стороны здесь немыслимы; если одному поверенному кажется безнадежным такое дело, в котором другой большой талант способен открыть новые стороны, то это обстоятельство не может быть поставлено в вину первому. Ценной защита может быть только тогда, когда сам защитник верит в полезность своей работы». Отчет Харьковского Cовета присяжных поверенных за 1905-1906 год 

«Совет нашел, что присяжный поверенный не должен заключать таких договоров о своем вознаграждении за ведение дела, в которых самый размер вознаграждения оставался бы неопределенным с точностью и ставился бы в зависимость от таких обстоятельств, которые не имеют никакого отношения к труду поверенного во ведению дела. Между тем в настоящем случае адвокат определил свое вознаграждение в зависимости от времени продолжения судебного процесса, от обстоятельства, которое ни в каком случае не может быть связано с количеством труда поверенного и которое представляется тем более неудобным, что самая продолжительность ведения дела может быть в некоторой степени поставлена в зависимость от воли и желания поверенного». Отчет Харьковского Cовета присяжных поверенных за 1906-1907 год 

«Совет не допускает мысли, чтобы поверенный, сколько-нибудь дороживший носимым званием, будучи обвиняем в позорном проступке, несовместном с этим званием, желал пользоваться тем же правом молчания, какое принадлежит подсудимому по уставу уголовного судопроизводства. По мнению Совета, такое молчание со стороны поверенного должно быть принимаемо за выражение отсутствия оснований для оправдания против обвинения, если не за прямой отказ защищать от нареканий, как свое доброе имя, так и честь своего сословия». Отчет Харьковского Cовета присяжных поверенных за 1906-1907 год 

«Каждый поверенный, принимая к своему ведению то или другое дело, а тем более, предъявляя уже иск, обязан руководствоваться не только формальными соображениями и условиями, которые быть может и дают возможность на предъявление иск, но главным образом обязан обращать внимание на существо дела, на ту внутреннюю правду, наличность которой только одна и может разрешить вопрос, принимать или не принимать к своему производству то или другое дело, предъявлять или нет иск; в настоящем случае присяжный поверенный не вдумался и не обратил внимание на существо дела, не принял в соображение, что хотя формально иск и мог быть предъявлен, но что по существу дела фирма Л. была права, ибо просрочка во взное платежа была очень незначительна, кредитоспособность же фирмы вне всякого сомнения и, следовательно, присяжному поверенному надлежало прежде всего обсудить вопрос, какие же причины, какие мотивы могли обсудить для формы основанием к просрочке платежа и не являются ли эти мотивы уважительными, не является ли все это простым недоразумением, формально пользоваться чем не представляется возможным. всего этого присяжный поверенный не обсудил, не взвесил и предъявил иск по чисто формальным соображениям». Отчет Харьковского Совета присяжных поверенных за 1912-1913 год

 

о теории

«Право не есть убеждение, воззрение, словом - интеллектуальная величина, а нравственная сила, воля. Только воля может дать праву то, в чем состоит сущность его - реальность, осуществление; только она имеет образующую, организующую силу». Рудольф фон Иеринг

«Одно из лучших наставлений, завещанных нам римской юриспруденцией, - то, по которому наука, чтобы быть практической, никогда не должна ограничиваться практическим». Рудольф фон Иеринг

«Известно, что теория, если она является действительно теорией, дает практикам силу ориентировки, ясность перспективы, уверенность в работе, веру в победу нашего дела». Иосиф Виссарионович Сталин

«Русский склад ума слишком практичен для того, чтобы долго удовлетворяться слишком отвлеченными от действительности теориями». Александр Иванович Стронин

«Здоровое законодательство стремится не к кодификации теорий, а к достижению практических целей». Лоренц фон Штейн

«Право в гораздо большей степени дисциплинирует человека, чем логика и методология или чем систематические упражнения воли». Богдан Александрович Кистяковский

«Самый лучший способ разработки теоретических юридических вопросов – это оперировать над конкретными делами. Конкретное дело часто наталкивает ум юриста на открытие различия там, где до сих пор усматривали сходство, и наоборот». Иосиф Соломонович Иосилевич

«Если мы сумели построить общий принцип, нам не трудно уже охватить им то, чего законодатель не предвидел или о чем он прямо не высказался». Николай Андреевич Гредескул

«Я хорошо знаю из своего опыта, что нередко какой-нибудь юридический случай, вызвав не возбуждавшийся до сих пор вопрос, раскрывает нам новые стороны отношения и тем самым существенно благоприятствует развитию теории». Рудольф фон Иеринг

«Жизнь человека уже чем-либо занимающегося поддерживается деятельностью и познанием. Ибо и деятельность безрассудна без познания, и познание бесплодно без деятельности». Аврелий Августин

«Решающим моментом при оценке права является не абстрактное содержание законов, не справедливость на бумаге и нравственность на словах, а то, как это право объективируется в жизни, энергия, с которой все, признанное необходимым, исполняется и проводится в действительности». Рудольф фон Иеринг

«Первое начало права есть наш практический ум; т.е. умно и свободно действующая воля, или законодательная способность человека действовать по своей воле сообразно с умом, и независимо от своих чувственных, или чужих внешних побуждений». Григорий Иванович Терлаич

«Не закон дает силу праву, а право дает силу закону». Председатель Московского юридического общества, в речи 11 апреля 1910 года

«Точка зрения жизни, практики должна быть первой и основной точкой зрения теории познания». Владимир Ильич Ленин

«Где есть совокупность нескольких человек, там есть и такая или иная деятельность их и борьба, а, следовательно, и необходимый продукт этой борьбы – право, как бы оно не выражалось. Всякое право в мире, говорит Иеринг, есть последствие борьбы. А всякое последствие борьбы, можно было бы перефразировать, есть право. Каждая статья в каждом законодательстве есть своего рода трофей, символ такой или иной культурной победы». Александр Иванович Стронин

«Успехи зависят особенно от счастливого соединения теории с исследованиями опыта, который в познании положительных прав тем более представляет пользы, что освещен местными обстоятельствами, указывающими часто такие оттенки, какие при одних отвлеченных соображениях не могут быть открыты самым зорким умом». Павел Иванович Дегай

«Задача теории - указать лишь общие основы существования и действия того или иного принципа, и она очень важна, ибо без познания основ невозможна никакая разумная практическая программа». Лев Александрович Тихомиров

«Если наука не придет на помощь законодательной практике, то, несомненно, от этого проиграет прежде всего сама наука, ибо она обнаружит полную свою никчемность». Андрей Януарьевич Вышинский

«Нет ни одной практически трудной, а тем более неразрешимой задачи, источник которой не уходил бы в теорию. И чем труднее дело, тем глубже в теории находится его решение». Константин Ильич Скловский

«Презрение к диалектике не остается безнаказанным. Сколько бы пренебрежения ни выказывать ко всякому теоретическому мышлению, все же без последнего невозможно связать между собою хотя бы два факта природы или уразуметь существующую между ними связь». Фридрих Энгельс

«Многие положения права являются только выводами из более общего принципа, ratio iuris. Владея принципом, мы можем определить содержание положения права путем логического вывода». Фердинанд Регельсбергер

«У меня нет правила относительно того, что выйдет из твоего дела, успех или неудача, однако я могу тебе сказать, кáк ты поведешь дело: если основоположения твои правильны, то правильно, если же негодны, то неправильно, так как для всякого и в любом действии причиной является основоположение». Эпиктет

«Без ясной и правильной теории не может быть правильной практики». Владимир Ильич Ленин

«Источником всякой теории являются практические потребности». Вильям Минто

«Во всех практических областях человеческого знания теоретическое познание существующего есть только первый шаг; вторым является практическое применение его к целям жизни». Рудольф фон Иеринг

«Теория становится материальной силой, как только она овладевает массами». Карл  Маркс

«Лишь немногие люди - благодаря необыкновенной гениальности или тому, что им удалось случайно приобрести ряд целесообразных умственных навыков, - могут работать без общих принципов точно так же или почти точно так же, как они работали бы, если бы владели этими принципами. Но для массы людей необходимо или понимать теорию того, что они делают, или же руководиться правилами, установленными для них теми, кто понимает эту теорию». Джон Стюарт Милль

«Помни об общем принципе - и ты не будешь нуждаться в совете». Эпиктет

«Неправильная теория не может дать и разумных выводов». Тихон Михайлович Яблочков

«Начала юридической науки суть не правила деятельности, а правила юридического мышления (не leges, а regulae juris)». Семен Викентьевич Пахман

«Всякая практика предполагает уже теорию, всякая прикладная наука - соответствующую ей чистую науку. Прикладная наука потому и есть прикладная, что учит нас прилагать к разрешению частных практических вопросов выводы науки чистой. Практика ставит нам вопросы, теория дает общие начала, как основу их разрешения». Николай Михайлович Коркунов

«Но для чего же могут быть полезны теория и советы? Они не создают надлежащих свойств, но учат, каким образом ими следует пользоваться». Лукиан из Самосаты

«Все, имевшее продолжительное существование, обязано было этой продолжительностью присутствию в себе Логики, а все погибшее, погибло от того, что в нем не было Логики». Гортензий де Сент-Албен

«В настоящее время, слава Богу, для очень многих доступна та истина, что одна практика без теории - слепа и часто бессильна везде вообще, в особенности же в деле применения законов». Николай Константинович Нелидов

«Теория должна служить практике, теория должна отвечать на вопросы, выдвигаемые практикой, она должна проверяться данными практики». Владимир Ильич Ленин, Иосиф Виссарионович Сталин

«Теория есть сознание существа практики, или сознание всеобщих начал, ею движущих, и представляющихся в бесконечном разнообразии ее явлений». Константин Алексеевич Неволин

«Можно смело утверждать, что понимание теории процесса, который составляет характерное умственное занятие человека вообще, и умение делать хорошо то, что всякий будет и должен во всяком случае, хорошо или дурно делать, - что это составляет существенную часть хорошего образования». Ричард Уэтли

«Все, что выражается правилами или предписаниями, а не утверждениями относительно фактов, есть искусство. Основаниями же положений политики или любого другого искусства могут быть только теоремы соответствующей науки. Правила искусства стараются охватить лишь столько условий, сколько их надо иметь в виду в обыкновенных случаях; поэтому они всегда бывают несовершенны. В сложных житейских делах, а еще более в делах государственных и общественных, на правила нельзя полагаться без постоянного обращения к тем научным законам, на которых эти правила основываются. Знать, каковы те встречающиеся на практике случайности, которые требуют изменений в правиле, или представляют собою вообще исключения из него, значит знать, какие сочетания обстоятельств могут сталкиваться со следствиями этих законов или всецело противодействовать им, - а это можно узнать, только обращаясь к теоретическим основаниям правила. Итак, оснований всякого правила искусства надо искать в теоремах науки. Каждое искусство, каждая система искусства состоит из правил и из теоретических положений, оправдывающих эти правила». Джон Стюарт Милль

«Только ученое обработывание может доказать, что недостатки, в которых упрекают наше Судопроизводство, не происходят от законодательства, а только от неученого применения законов. Недостаточно одного механического знания законов для решения спорного дела, но надобно применять их по правилам, получаемым от основательного изучения Правоведения». Логин Федорович Камбек

«Для того чтобы сделать ум проницательным, необходимо упражнять его в исследовании вещей. уже найденных другими, и методически изучать все даже самые незначительные искусства, но в особенности те, которые объясняют или предполагают порядок». Ренэ Декарт

«Как архитектору необходимо от времени до времени осматривать не только стены здания, его перегородки, но и исследовать прочность фундамента, так и практическому юристу полезно посмотреть, каково основание, на котором он возводит свои построения, вспоминать основные начала права. Плохой тот юрист, который, разрешая конкретный юридический случай, не чувствует, что он попутно и как бы незаметно для себя разрешает общий вопрос». Александр  Яковлевич Пассовер

«Для науки необходимо не только правильное наблюдение для составления верной теории, но необходима и верная теория, как подготовительное средство к правильному наблюдению». Герберт Спенсер

«Все теории хороши, если соответствуют объективной действительности». Владимир Ильич Ленин

«Юрист на отдельном праве изучает не только это право, но вместе с тем и право вообще, подобно тому как тот, кто изучает один язык научным образом, вместе с тем получает представление о сущности, законах и проч. языка вообще». Рудольф фон Иеринг

«Величие науки в том и состоит, что она, удовлетворяя духовной жажде знания, удовлетворяет вместе с тем общей потребности в руководстве для обычной деятельности; она не только рисует план чудного лабиринта природы, но и дает нам в руки путеводную нить Ариадны». Джордж Генри Льюис

«Несомненно, что истинная теория - одна, и из ряда существующих таковою может быть признана только та, в основание которой положен ясный, твердый, научным способом добытый принцип, дающий возможность раз навсегда одинаково решать практические вопросы». А.Барымов

«Мы можем что-то напутать в хозяйстве. Но так или иначе мы выправим положение. Если мы напутаем в теории, то загубим все дело. Без теории нам смерть». Иосиф Виссарионович Сталин

 

о справедливости

«Как ни одно государство не может существовать без справедливости, так справедливость не может быть достигнута без участия ее служителей; а адвокат и есть служитель справедливости». Летописец французской адвокатуры

«-- Какое же ты можешь привести еще большее доказательство плохого и постыдного воспитания граждан, если нужду во врачах и искусных судьях испытывают не только худшие люди и ремесленники, но даже и те, кто притязает на то, что они воспитаны на благородный лад?  Разве, по-твоему, не позорно и не служит явным признаком невоспитанности необходимость пользоваться, за отсутствием собственных понятий о справедливости, постановлениями посторонних людей, словно они какие-то владыки и могут все решить! -- Это величайший позор». Платон

«Будучи скорым, суд призван быть правым и милостивым, то есть справедливым; иначе он не заслуживает самого имени суда. Справедливость суда составляет необходимую и неизменную его принадлежность, основной признак истинной его природы. Как благочестие свойственно служителю алтаря, как мужество и неустрашимость отличают воина, так справедливость нерушимо связана с нравственным обликом судьи и вообще судебного деятеля». Николай Валерьянович Муравьев

«Над чисто формальным элементом юридической логики стоит, как нечто высшее, идея справедливости и нравственности». Рудольф фон Иеринг

«Хотя чистая совесть дает тебе уверенность, но много значат не относящиеся к делу обстоятельства, - а потому надейся на справедливое решение, но готовься к несправедливому». Луций Анней Сенека

«Господа юристы! Усвойте себе способность правильно, логически и справедливо рассуждать, и меньше придется жаловаться на неясность или недостаточность закона. При игнорировании логики и справедливости, при буквоедстве, узкости взгляда, закорузлой рутине, черствости сердца, и самый ясный закон искажается и развращается». Иосиф Соломонович Иосилевич

«Первый камень судебной справедливости закладывается точным применением закона, если, конечно, этот закон не мертв». Владимир Ильич Ульянов (Ленин)

«Все разнообразные случаи несправедливости могут быть сведены к тому, что я, совершая несправедливое, заставляю чужой индивидуум служить не своей, а моей воле, действовать не по своей, а по моей воле». Артур Шопенгауэр

«Не обязан ли оратор часто говорить о справедливости, великодушии, воздержании, умеренности, благочестии?». Марк Фабий Квинтилиан

«Видеть несправедливость и ничего не делать означает трусость». Конфуций

«Спрaвeдливость трeбуeт равного прaвa в равных делах». Марк Туллий Цицерон

«Справедливое бывает двух родов. Один из них - соответствие закону: справедливым называют то, что приказывает закон. ... От упомянутого справедливого, требуемого законом, отличен второй род справедливого - справедливое по отношению к другому человеку. ... Справедливое по отношению к другому есть, собственно говоря, равенство». Аристотель

«Тот, кто дал однажды себя подкупить, никогда уже не будет настолько свободен и разумен, чтобы отдавать предпочтение в судебных делах справедливости и честности. Ведь каждый взяточник считает честным и справедливым лишь то, что служит его личным корыстным интересам». (псевдо)Лонгин

«Там, где нет дружбы, признательности и т.п., отношения должны основываться на справедливости, а в деле обязательств справедливость состоит в добросовестном их исполнении». Афанасий Афанасьевич Фет

«Справедливость есть воздаяние и обмен при условии приблизительного равенства сил». Фридрих Ницше

«Разве справедливость обнаруживается звоном золота?». Лев Александрович Тихомиров

«Только справедливость дает праву характер нравственной направляющей силы и возвышает его над условными и формальными определениями; в своей идее право есть ничто иное, как справедливость в приложении к жизненным отношениям». Михаил Николаевич Капустин

«Присяжная служба требует твердости, гражданского мужества. Тяжко осуждать людей, тяжело посылать их в тюрьмы, но присяжный должен помнить, что сожаление нужно иметь не только к преступлению, но и к стране. Страна нуждается в общественной безопасности, в охранении авторитета нравственных начал». Леонид Евстафьевич Владимиров

«Известно, что величайшая справедливость, доведенная до абсурда, при непонимании границ и условий справедливого и несправедливого, превращается в величайшую несправедливость: summum jus - summa injuria». Владимир Ильич Ленин

«Справедливость есть равновесие между деянием и последствиями его для совершившего это деяние». Михаил Иванович Малинин

«Знание, далекое от справедливости, заслуживает названия скорее ловкости, чем мудрости». Марк Туллий Цицерон

«И если справедливость означает знание, то несправедливость - незнание, и если поступать справедливо означает поступать со знанием дела и согласно опыту, то поступать несправедливо означает поступать с незнанием дела и по неопытности». Аристотель

 

о праве

«Принципы и основания принципов - в этом все право». Франсуа Лоран

«Юристами можно назвать только знатоков гражданского права. В этой области нужно превосходно знать как общую систему, так и все ее подробности». Сергей Аркадьевич Андреевский

«Чтож касается до случаев, кои обыкновенно правоведцами изъясняются, они состоят или в истолковании слов, или в отличении правильного от неправильного». Марк Фабий Квинтилиан

«Вопросы права частного отличаются большею тонкостию и вообще способнее изощрять ум, чем вопросы политические. Для них нужно глубокое и основательное изучение иных вспомогательных источников, кроме чистого разума». Корнелий Бэнкерсгук

«Истинная поэзия права заключается в громадности его задач, в его историческом движении, уподобляемом, по его величию и законосообразности, движению светил». Рудольф фон Иеринг

«Право есть возможность делать то, что справедливо». Готфрид Вильгельм Лейбниц

«Право есть норма для свободы, т.е. правило, сообразно с которым должна проявляться наша воля, если хочет быть волею свободною, разумною». Роман Андреевич Штекгардт

«Право не есть музей искусства - оно отражает жизнь и являет социальную силу; а потому его необходимо свести к элементам простым, способным порождать жизнь». Рэмон Салейль

«Закон есть связь всех людей, потому что всякий имеет равные права на него». Логин Федорович Камбек

«Право делится на закон, обычай и спрaвeдливость». Марк Туллий Цицерон

 

о процессе

«Существо гражданского процесса показывает, что он происходит именно вследствие сомнения двух лиц в правоте обоюдных требований или доказательств». Николай Филиппович Депп

«Пролетариату нужен суд и закон. Пролетариату нужны уголовные кодексы, гражданские кодексы, процессуальные кодексы». Андрей Януарьевич Вышинский

«По своей идее и существу всякое правосудие должно быть отысканием права, восстановлением и защитой правды. Только такое правосудие может представляться истинным и справедливым, которое ставит своей задачей охрану действительного, то есть существующего вне и независимо от процесса, материального права». Марк Аркадьевич Гурвич

«Иск, actio, есть часть права, есть особая форма его, которую право принимает вследствие его нарушения. Он есть особенная модификация права, вытекает из того отношения, которое образовывается правонарушением, следовательно, материальное основание иска есть право». Иосиф Соломонович Иосилевич

«Споры решаются не токмо по случаям, на которые законы есть; но и по всем возможным, законами неопределенным; для того положительные законы не могут предопределить всего того, что спору подлежать может. По сему предмет правоведения определен; а его объем простирается в бесконечность; для того Цицерон и сказал о правоведении: rerum humanarum atque divinarum notitia, iusti iniustique scientia [наука права есть знание божеского и человеческого, умение отличать справедливое от несправедливого]». Григорий Иванович Терлаич

«При обладании известною дозою логики здравомыслящего человека, чувством справедливости и высокою степенью любви к правде и необходимою рачительностью, даже при не особенно большом знании законов, суд может раскрыть истину, и решения его будут более или менее правильны, а если будут ошибки или при оценке фактов, или при применении закона, то они не будут вас поражать своею экстравагантностью и абсурдностью». Иосиф Соломонович Иосилевич

«Предъявить иск означает ввести в процесс вопрос о праве. Поставить же вопрос о праве значит указать те элементы, которые необходимы для решения всякой логической задачи. Судебное решение представляет собою заключение силлогизма. Для того, следовательно, чтобы добиться судебного решения, надо указать те логические посылки, которые необходимы для заключения. Посылками в судебном силлогизме являются обстоятельства данного дела и подходящая к ним, по взгляду суда, норма объективного права». Владимир Михайлович Гордон

«Упражнение в отправлении правосудия есть лучшая школа справедливости». Рудольф фон Иеринг

«Процесс есть в своей сущности исследование фактов причинной связи». Джон Стюарт Милль

«Гражданский процесс есть одно применение логики к разрешению данного случая». Готфрид Вильгельм Лейбниц

«Судебное исследование есть акт справедливости». Фома Аквинский

«В каждом занятии важно, чтобы оно совершалось рассудительно; так, например, судья должен держаться закона, произносить решения согласно ему и не давать отклонить себя от этого способа действия тем или другим соображениям, не принимать никаких оправданий, не отклоняться в сторону». Георг-Вильгельм-Фридрих Гегель

«Как доискаться истины? Как разобраться среди противоречащих друг другу мнений и убеждений? Всякий разумный человек понимает, что если идет горячая борьба из-за какого бы то ни было предмета, то для установления истины необходимо не ограничиваться заявлениями спорящих, а самому проверять факты и документы, самому разбирать, есть ли показания свидетелей и достоверны ли эти показания». Владимир Ильич Ленин

«По существу вся юридическая процедура есть не что иное, как особая разновидность логики, отнесенной к вопросам права». Готфрид Вильгельм Лейбниц

«Слово «процесс» происходит от латинского глагола procedere, т.-е. идти вперед тихо и с торжественностью». Логин Федорович Камбек

«Правосудие, когда оно сошло с рельс закона, может погубить общественную жизнь и самое государство». Александр Сергеевич Зарудный

«Очевидно, что дело тяжущегося заключается не в чем другом, как в доказательстве самого факта: что он имеет или не имеет, имел или не имел место; что же касается вопросов, важен он или не важен, справедлив или не справедлив, то есть всего того, относительно чего не высказался законодатель, то об этом самому судье, конечно, следует иметь свое мнение, а не заимствовать его от тяжущихся». Аристотель

«Гражданский процесс есть одно применение логики к разрешению данного случая». Лейбниц

 

о доказательствах

«Центр тяжести всякого процесса лежит не в прениях сторон, а в судебных доказательствах». Михаил Григорьевич Гребенщиков

«Искусство судопроизводства в сущности есть ничто иное как искусство пользоваться доказательствами». Иеремия Бентам

«Доказать что-нибудь, - значит показать, как это что-нибудь возможно, то есть из каких причин или условий оно происходит». Виктор Дмитриевич Кудрявцев

«Часто более вредят доказательства оспоренные, нежели повредили бы доказательства неприведенные». Марк Фабий Квинтилиан

«Доказательства в судах и в вопросах исторических представляется вероятным и приближается к несомненности через суммирование вероятностей». Александр Бэн

«Нет тяжбы, где не нужны были бы доказательства». Марк Фабий Квинтилиан

«Доказательство есть не что иное как подтверждение чего-либо определенными принципами и показание его необходимой связи с этими принципами, как его особенной причины, в форме силлогизма». Самуэль Пуфендорф

«Доказaтeльство есть рaссуждeниe, которое вещь сомнительную делaeт достоверной». Марк Туллий Цицерон

 

юридическая техника

«Юридической техникой называется искусство формулировать юридические правила и сделки. Матерьял для тех и других дает жизнь; но форму этому матерьялу должно дать искусство юристов». Николай Павлович Боголепов

«Юристу ничего не должно быть более знакомо, чем юридический метод, так как он именно и создает юриста. Между тем, можно без преувеличения утверждать, что действительного сознания метода совершенно нет у большинства юристов, и что наша наука знает всякие другие законы лучше, чем законы ее самой. Из практики и в своем применении юридический метод очень хорошо знаком юристам, но он является у них скорее делом чувства и привычки, нежели сознания». Рудольф фон Иеринг

«Во имя истины нужно действовать проще». Луций Анней Сенека

«Сущности не следует умножать без необходимости». Уильям Оккам

«Слушателя должно научить не мыслям, а мыслить; его должно не держать за руку, а направлять, если хотят, чтоб он в будущем умел самостоятельно ходить». Иммануил Кант

«Практической задачей права и юристов является наиболее правильное, точное юридическое высказывание, избегающее неясности и двусмысленности, и при этом наиболее краткое». Константин Ильич Скловский

«Вопрос представляет собою первый шаг к познанию, он нередко есть и самое познание». Рудольф фон Иеринг

«Некоторые обратили все свое внимание на собирание судебных приговоров, затверживали разные постановления или только заглавия узаконений, и захотели лучше сделаться стряпчими, или, как Цицерон говорит, записными законниками, вообразив себе, что избирали они полезнейшее, между тем как искали легчайшего». Марк Фабий Квинтилиан

«Речь сделается неопределенной и запутанной, если не будет ограничена простыми вопросами и ответами». Авл Геллий

«Искусность в применении права есть, главным образом, дело субъекта, это — искусство, которое может быть усвоено только упражнением». Рудольф фон Иеринг

«Уже одна цель призвания юриста – предупреждение или устранение споров, заставляет его точно взвешивать свои слова». Вильгельм Рошер

«Неточные и двусмысленные определения в договоре вредят тому, кто его редактировал». Генрих Дернбург

«Логика и справедливость, - это две единственные силы, помощью коих вырабатываются и применяются к жизни как моральные, так и правовые правила». Иосиф Соломонович Иосилевич

«Ни чтения книг, ни выполнения упражнений, будь они тривиальными или серьезными, недостаточно для развития способности к суждению. Требуется аналитический метод действия, который шаг за шагом совершенствует выполнение различных умственных операций, из которых складывается исследование». Чарльз Сандерс Пирс

«Правоведение есть знание законов, соединенное со способностию применять оные к деяниям во всяких, встречающихся случаях. Кто сие приобрел, того только достойно надлежит почитать правоведцем (юрисконсультом)». Василий Григорьевич Кукольник

«Лицо, изучившее юридические науки, должно развить в себе способность находить в каждом общественном явлении его юридическую сторону и резкими чертами отделять эту сторону от других, способность разграничивать в юридических явлениях их элементы и сводить отдельные условия юридического бытия этих явлений к основным моментам их развития. Единственное средство к достижению этой цели я позволяю себе видеть в строгой выдержанности метода и неизбежно связанной с ним систематичности изложения». Адольф Христианович Гольмстен

«Хорошо направить, подготовить дело – это самое важное, самое необходимое. Не так нужна метода в объяснениях на суде и в дебатах, как нужна она во время терпеливой и тихой работы исследования, подготовки и постановки дела». Эдмон Пикар

«Однако надобно признаться, что наука убавляет несколько обилие в слове, как пила отнимает нечто, гладя неровное, оселок, точа тупое, и время, удобряя вѝна; но отнимает только негодное: слово, очищенное по правилам от излишнего, чрез сию убавку становится совершеннее». Марк Фабий Квинтилиан

«Самое лучшее средство добраться до истины и избегнуть лишних трудов и хлопот, это постановка последовательных вопросов, вытекающих из дела, и последовательное их разрешение». Иосиф Соломонович Иосилевич

«Искусство изобретения мыслей сводится к умению задавать вопросы и давать на них ответы. Изобрести мысли необходимо, но еще недостаточно для решения проблемы. Найденные мысли еще необходимо правильно расположить, а также надлежащим образом выразить их словесно». Виктор Александрович Светлов

«Там, где дело идет о логической связи понятий, краткость и сжатость суть необходимые требования». Борис Николаевич Чичерин

«Основные понятия юриспруденции чрезвычайно просты, а затруднения созданы искусственно: исходный пункт их — двусмысленности терминологии. ... Задача юриста относительно терминологии в том и заключается, чтобы найти в сокровищнице существующих способов выражения такой, который с наибольшею точностью и определенностью мог бы передавать наши идеи. ... Отсутствие сомнительности и шаткости есть основное требование терминологии». Василий Данилович Катков

«Доказывание прошлого события должно быть на суде просто, отчетливо и экономно на слова, как решение арифметической задачи». Леонид Евстафьевич Владимиров

«Практика делает мастера, - заботливое изучение хороших образцов способствует умению больше, чем знание научных правил». Фердинанд Регельсбергер

«Почти все трудности, возникающие в юридических и моральных делах происходят от невозможности всегда точно решить, применяется ли или нет к данному случаю какое-нибудь юридическое или моральное правило; отсюда нескончаемые разноречия во мнениях, даже между высшими судами». Стенли Джевонс

«Неужели ты полагаешь, что наш Сервий превзошел даже самого Квинта Муция Сцеволу? — Да, действительно, таково мое мнение, Брут, — ответил я, — потому что у Сцеволы, как и у многих других, был только большой практический опыт, теорию же права знал один лишь Сульпиций. Он никогда не достиг бы этих знаний, если бы не овладел еще и тою наукой, которая учит разлагать целое на части, неясное раскрывать определением, темное разъяснять истолкованием, двусмысленное выделять и размежевывать и, наконец, с помощью некоторого правила отличать истинные суждения от ложных и правильные выводы от неправильных. — Ты говоришь о диалектике? — спросил Брут. — Именно так, — подтвердил я». Марк Туллий Цицерон

«Формулировка вопроса есть его решение». Карл Маркс

«Надо заботиться не о том, чтобы от юности привить уму русского юриста готовые судебные прецеденты, а о том, чтобы ум его способен был самостоятельно относиться к чужому мнению, прислушиваясь не к властному голосу, а к своей совести». Александр Иванович Загоровский

«В вопросах практической пользы всего важнее принимать в соображение возможные опасности, ибо всякий человек в области своей профессии обыкновенно достигает известных результатов и не думая о них, тогда как все опасности должны быть старательно отмечены и постоянно иметься в виду, чтобы была возможность оградиться от них». Ричард Уэтли

«Логика есть общий ценитель и судья всех частных исследований. Она не задается целью находить очевидность; она только определяет, найдена очевидность или нет. Логика не наблюдает, не изобретает, не открывает, - она судит». Джон Стюарт Милль

«Неправильное рассуждение, будучи выражено просто в нескольких предложениях, не обмануло бы даже ребенка, а растяните его в целый том in quarto, и оно обманет полмира». Ричард Уэтли

«У римлян все основано на том, что юрист благодаря живому владению системой права был в состоянии найти право для любого конкретного случая. К этому ведет четкое, индивидуальное восприятие отдельных правоотношений, а также достоверное знание основных принципов, их связей и подчинения». Фридрих Карл фон Савиньи

«Ни один человек не в состоянии выдвинуть посредством рассуждений и умозаключений такое положение, которое не могло бы быть опровергнуто другим, более проницательным или более ловким, чем он». Жан-Батист Дюбо

«Все судебное красноречие сводится к умению анализировать факты, составляющие содержание дела. Но никакой анализ немыслим без всестороннего освещения фактов; умение же правильно освещать факты и обстоятельства дела дается только образованием; было бы совершенно ошибочно предполагать, что это образование может быть приобретено исключительно изучением наук юридических, как это предполагалось прежде, когда действовали суды, ограничивавшие свою задачу отыскиванием одной, так называемой, формальной истины». Е.А.П.

«Изучение римских юристов показывает, что они шли путем логических умозаключений только до тех пор, пока практические потребности не требовали остановки; при юридической логике они всегда имели перед глазами жизнь». Рудольф фон Иеринг

«Знание немногих принципов может заменить незнание многих фактов». Клод Адриан Гельвеций

«Чтобы правильно задать вопрос, нужно знать большую часть ответа». Роберт Шекли

«Точные факты, бесспорные факты - вот что особенно необходимо, если хотеть серьезно разобраться в сложном и трудном вопросе». Владимир Ильич Ленин

«Ничто не обнаруживает так ясно истину и без всякого труда, как краткое и простое изложение дела». Святой Бернард

«Искусство великого юриста в том и заключается, чтобы из массы подробностей извлечь самое существенное». Александр  Яковлевич Пассовер

«Ложь всегда говорлива, а слову истины свойственна простота». Эврипид

«-- А не то ли отступает от закона и порядка, что весьма далеко отступает от смысла? -- Очевидно». Платон

«Из невозможного следует все что угодно». Иоанн Дунс Скотт

«Решая поставленный вопрос, адвокат должен привести в ясность все необходимые факты, правильно избрать и истолковать норму закона, относящуюся к ним, и сделать правильный логический вывод из этих двух посылок». Борис Сергеевич Антимонов, Семен Львович Герзон

«Присяжный поверенный должен основывать и подкреплять свои доводы ссылками на законы, мнения юристов и обстоятельства дела». Александр Николаевич Марков